только факты
1920 год – родился в городе Каменец-Подольске (Винницкая область, УССР), в многодетной семье.

1935–1941 годы – учеба в Донецком медицинском институте.

1941 год – распределен на станцию Печера, в систему медицинской службы ГУЛАГа МВД Коми АССР, назначен главным хирургом Печерского округа.

1942 год – главный врач госпиталя на 1000 коек системы медицинской службы ГУЛАГа МВД Коми АССР.

1944 год – главный врач областной больницы УИТЛК МВД ТАССР (Казань).

1945 год – зачислен на должность ассистента кафедры онкологии Казанского государственного института усовершенствования врачей (ГИДУВ).

1950 год – Ученым советом Казанского государственного медицинского института (КГМИ) утвержден в ученой степени кандидата медицинских наук. Название кандидатской диссертации – «Материалы к вопросу об аутоаллергии».

1950 год – утвержден Советом ГИДУВа в ученом звании ассистента кафедры онкологии и хирургии.

1953 год – «Дело врачей», освобожден от работы в институте по постановлению аттестационной комиссии МЗ РСФСР, борьба за право работать в вузе, восстановление в прежней должности согласно решению суда.

1957 год – конкурсной комиссией и Ученым советом Казанского ГИДУВа избран доцентом кафедры онкологии и хирургии.

1959 год – совместно с инженером К.В. Кабановым сконструирован расширитель-подъемник реберных дуг (РСК-10).

1961 год – налажен серийный промышленный выпуск РСК.

1964 год – издание монографии под авторством М.З. Сигала «Трансиллюминация при операциях на желудке».

1964 год – постановлением ВАК утвержден доктором медицинских наук. Название докторской – «Трансиллюминационные исследования при операциях на желудке по поводу рака».

1965 год – профессор кафедры хирургии и онкологии ГИДУВа.

1967–1990 годы – заведующий кафедрой онкологии и хирургии ГИДУВа.

1972 год – открытие Республиканского онкологического диспансера (ныне РКОД МЗ РТ), который стал базой кафедры онкологии и хирургии ГИДУВа.

1972 год – издание монографии под авторством М.З. Сигала и Г.И. Володиной «Комбинированное лечение некоторых злокачественных новообразований».

1973 год – присвоение почетного звания «Заслуженный деятель науки ТАССР».

1973 год – издание монографии под авторством М.З. Сигала и А.С. Абдуллина «Злокачественные меланомы кожи».

1976 год – издание монографии под авторством М.З. Сигала и А.С. Абдуллина «Оперативное лечение рака желудка».

1976 год – издание монографии под авторством М.З. Сигала и М.Ю. Розенгартена «Тактика хирурга при острой кишечной непроходимости».

1980 год – издание монографии под авторством М.З. Сигала и З.М. Сигала «Интраорганная гемодинамика в полых органах при операциях в брюшной полости».

1981 год – присвоение почетного звания «Заслуженный деятель науки РСФСР».

1981 год – издание монографии под авторством М.З. Сигала и Г.Ф. Фатыховой «Свободная кожная пластика в онкохирургии».

1987 год – присвоение почетного звания «Отличник изобретательства и рационализации РСФСР».

1987 год – издание монографии под авторством М.З. Сигала и Ф.Ш. Ахметзянова «Гастрэктомия и резекция желудка по поводу рака».

2 октября 1990 года – профессор М.З. Сигал скоропостижно скончался на 71-м году жизни.

СТАНОВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛА
Рождение медицинской династии
Будущий выдающийся хирург, основатель казанской школы онкологов, доктор медицинских наук, профессор Мойше Зельманович Сигал родился в западноукраинском городе Каменец-Подольске (ныне Каменец-Подольский).
Каменец-Подольская крепость
В многодетной семье Зельмана Хаимовича и Адели Мойшевны Сигал росли пятеро детей: старшая дочь Гитель, сыновья Хаим, Мойше, Иосиф и Меер. Впоследствии все мальчики получили медицинское образование, и каждый из них внес собственный вклад в историю отечественной медицины.
Зельман Хаимович Сигал и Адель Мойшевна Сигал
(портреты, масло, 1925 год).
Путем постижения
Студент-первокурсник Донецкого медицинского института Мойше Сигал долгое время не воспринимал анатомию как науку. Он считал, что предмет, содержащий всего лишь описание строения живого организма, где нет, как ему казалось, развития, логической связи, не может быть наукой. Чтобы прийти к окончательному решению в выборе профессии, Мойше стал основательно заниматься анатомией, эмбриологией, он часами пропадал в библиотеке, изучая учебные пособия и научные труды… И в конце концов понял, что был поспешен в своих выводах. В итоге юноша страстно увлекся тем, чего раньше никак не мог принять.
Материнское напутствие
Еще школьником Мойше полюбил физику и мечтал посвятить себя изучению именно этой науки. Окончив школу с золотой медалью, он с легкостью поступил на физфак, но отец потребовал, чтобы молодой человек пошел именно в медицину.Позже, выбирая направление во врачебной науке, Мойше Сигал не мог не вспомнить тяжелый эпизод из собственного детства. На глазах 12-летнего мальчишки от рака молочной железы медленно умирала мать. Он ни на шаг не отходил от ее кровати, даже когда та просила его: «Сходи, сынок, поиграй». Уж очень боялся того, что, когда матери будет нужна помощь, никого не окажется рядом. Среди ночи, предчувствуя скорую смерть, Адель Мойшевна собрала всех своих детей и, остановив угасающий взор на нем – своем любимце, тихо произнесла: «Будь, сынок, врачом. Лечи людей от моей болезни…».Шоколадку, которую ему подарила перед смертью мама, Мойше Зельманович хранил 12 лет… И большую часть жизни посвятил борьбе с раком.
Очень скоро Мойше (сокурсники и преподаватели звали его просто – Михаил) Сигал стал отличником. Экзамен по нормальной анатомии у него принимал сам руководитель кафедры, ученый с мировым именем Николай Довгялло. Во время ответа профессор слушал 17-летнего юношу, не проронив ни слова. После чего сказал: «Вы прекрасно подготовлены, за все время работы у меня еще не было таких блестящих студентов. По такому поводу мы обязательно должны выпить коньяку!». В семье Мойше Зельмановича до сих пор хранят его студенческую зачетку, где рукой Довгялло напротив дисциплины «Анатомия» написано: «Особо одаренному студенту».
Наука, учеба, семья
Уже в годы учебы в вузе Мойше Сигал занялся научной работой на кафедре патофизиологии, где выполнил экспериментальное исследование влияния триптрокрина на рост злокачественных опухолей. Тогда же им была составлена таблица органических соединений, которая решением аттестационной комиссии института была рекомендована в качестве учебного пособия для студентов. В свободное время молодой человек, чтобы хоть как-то заработать на жизнь, преподавал физику на рабфаке.
Хаим, Мойше, Зельман, Гитель Сигал.
Во время вступительных экзаменов Мойше Зельманович познакомился со своей будущей женой Ниной Николаевной Яхонтовой. Учились они вместе, будучи студентами – поженились, последний курс сдавали экстерном. В 1942 году у молодой пары родилась дочь Аделаида, а в 1946-м – сын Золтан.
За год до рождения дочки, окончив Донецкий медицинский институт, Мойше Сигал прошел курсы усовершенствования врачей-хирургов в Курске. На фронт его не взяли из-за стойкого снижения слуха вследствие перенесенного в детстве отита. Вскоре вместе с женой он получил распределение на станцию Печера, в систему медицинской службы ГУЛАГа МВД Коми АССР.
Профессиональный дебют в суровых условиях
В холодном лагерном краю семья Сигал провела все военные годы. В ту пору там катастрофически не хватало квалифицированных специалистов: все лучшие врачи были призваны на фронт. Поэтому уже в 21 год молодой, но очень активный и одаренный врач Мойше Сигал был назначен главным хирургом Печерского округа, а затем, через год, и главным врачом госпиталя на 1000 коек.
Братья. Мойша, Меер и Иосиф.
Работать приходилось много, причем буквально на износ. Население и заключенные страдали от цинги, голода, истощения. Мойше работал непрерывно, сам делал операцию за операцией, резецировал органы, останавливал кровотечения, лечил травмы. Среди заключенных он нередко встречал выдающихся ученых, в том числе и своих коллег. Например, именно там он познакомился с ведущим отечественным микробиологом, вирусологом и иммунологом, основоположником вирусо-генетической теории опухолей и иммунологии рака Львом Александровичем Зильбером.

Напряженные условия жизни и работы пошатнули здоровье Мойше Зельмановича. В 1944 году он заболел туберкулезом и был направлен на лечение в Москву. Супруга Нина Николаевна стала хлопотать о переводе мужа. Семье предложили на выбор Уфу и Казань. Выбрали последнюю, как наиболее близкую к родной Украине точку на карте.
Казань как судьба
В августе 1944 года Мойше Зельманович Сигал стал главным врачом областной больницы УИТЛК МВД ТАССР. Одновременно он поступил в ординатуру Казанского медицинского института к профессору Николаю Владимировичу Соколову. В те годы кафедра хирургии располагалась в Шамовской больнице, и будущее светило отечественной онкологии постоянно дежурил в ее «неотложке». В этот трудный период он продолжал заниматься научными исследованиями. Его работы «Об алиментарной дистрофии» и «О переливании асцитической жидкости как заменителя крови» были опубликованы на конференциях врачей системы МВД.

В октябре 1945 года Мойше Зельманович Сигал по представлению своего учителя, Николая Владимировича Соколова, был зачислен на должность и.о. ассистента на кафедру онкологии Казанского ГИДУВа, которой руководил заслуженный деятель науки РСФСР профессор Юрий Александрович Ратнер. В характеристике, подписанной заслуженным деятелем науки РСФСР профессором Соколовым, говорилось: «... доктор Сигал является образованным врачом с выраженным стремлением к научно-исследовательской работе. Как хирург он свободно владеет техникой основных операций во всех областях человеческого тела и, в частности, хорошо знает принципы оказания неотложной хирургической помощи...».

Приставка «и.о.» означала, что новоиспеченному ассистенту предстояло защитить кандидатскую диссертацию. Ну а само по себе это событие стало решающим в дальнейшей судьбе нашего героя: с этого периода вся его научная и преподавательская деятельность была тесно связана с Казанским ГИДУВом.
ТРУДНЫЙ ПУТЬ К ВЕРШИНАМ
Открывая непознанное
Реактивная способность организма и сегодня является объектом исследования ученых-медиков. Ну а в те далекие годы, когда изучением этого вопроса занялся Мойше Зельманович Сигал, данная область была практически terra incognita. Согласно сформулированному на тот момент закону Эрлиха, считалось, что организм не может реагировать иммунологическими реакциями на собственные белки. Однако именно казанскому ученому-медику удалось опровергнуть это утверждение, долгое время принимавшееся в качестве догмы. Сигал на основе экспериментальных исследований и клинических наблюдений смог доказать, что собственные денатурированные белки при определенных обстоятельствах могут выступать как антигены. В журнале «Успехи современной биологии» он опубликовал аналитическую статью, впервые в медицинской науке представив различные ситуации сенсибилизации аутобелком и раскрыв значение аутоаллергий в патологии. Впоследствии именно эта работа легла в основу его кандидатской диссертации.
Революционная диссертация
Пятиминутка.
В центре Ю.А. Ратнер, слева М.З. Сигал, справа (стоит) В.Н. Дмитриевский.
В 1949 году Мойше Зельманович Сигал представляет Ученому совету Казанского медицинского института диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук «Материалы к вопросу об аутоаллергии». В научных руководителях у молодого ученого был известный патофизиолог и иммунолог, действительный член Академии медицинских наук СССР профессор Андрей Дмитриевич Адо. Работа получается фундаментальной и имеет настолько сильный резонанс, что ее фрагменты печатают в международных журналах и в «Вестнике Академии наук».
В характеристике Мойше Зельмановича Сигала, подписанной заслуженным деятелем науки РСФСР, заведующим кафедрой онкологии и хирургии профессором Юрием Александровичем Ратнером, было написано: «...Несмотря на свою молодость, М.З. Сигал уже хорошо владеет хирургической техникой самых сложных операций... он привлекается к руководству операциями прикомандированных врачей, к разбору стационарных больных и в диспансере... С ответственной ролью преподавателя М.З. Сигал справляется как нельзя лучше. Отзывы слушателей о занятиях М.З. Сигала очень хорошие. Его успехам способствует и богатая эрудиция в вопросах онкологии... им закончена экспериментальная работа на тему о реактивности организма по отношению к собственным распадающимся белкам... Он, по моему мнению, подает большие надежды на будущее».

24 апреля 1950 года диссертация была успешно защищена. В том же году Сигал был утвержден в должности ассистента по кафедре онкологии и хирургии. Решением ВАК от 2 апреля 1951 года ему была присуждена ученая степень кандидата медицинских наук.
Стояние за истину
В 1952 году, несмотря на блестящее начало научной карьеры, Мойше Сигал был едва не «сбит на взлете». Тогда страна входила в очередную фазу «охоты на ведьм»: пришел черед «убийц в белых халатах» – кампании, имевшей четко выраженный антисемитский характер. И, как водится в таких случаях, на местах изо всех сил старались не только не отстать, а в чем-то даже превзойти столицу.
Перед экзаменом. В центре Ю.А. Ратнер, слева М.З. Сигал.
Мойше Сигал был не только фактически уволен, приказом Минздрава РСФСР от 14 ноября 1952 года его, по сути, знаковая для медицинской науки докторская диссертация была исключена из плана научной деятельности ГИДУВа. На запрос дирекции вуза о причинах отчисления подающего надежды ученого от заместителя министра здравоохранения РСФСР Казакова пришло объяснение, в котором говорилось, что ассистент кафедры Сигал не имеет достаточного стажа, отличается «необоснованным радикализмом» при оперативных вмешательствах, проявляет врачебную недобросовестность, «защищенная им кандидатская диссертация и разрабатываемая докторская носят сугубо теоретический характер». Далее рекомендовалось перевести молодого ученого на научно-исследовательскую работу, не имеющую непосредственной привязки к практической медицине, либо в здравоохранение…

При увольнении Мойше Зельмановичу дали блестящую характеристику «для предоставления на новое место работы». Большего родной вуз для него сделать не мог.
Знаки эпохи
В соответствии с постановлением аттестационной комиссии Министерства здравоохранения РСФСР по Казанскому ГИДУВу от 10–12 июня 1952 года, утвержденным приказом министра здравоохранения РСФСР от 4 ноября 1952 года № 2010-л, с 12 марта 1953 года были освобождены от работы
следующие лица профессорско-преподавательского состава:
ассистент кафедры туберкулеза Айзенберг Ф.С.;
доцент кафедры глазных болезней Лиорберг Г.С.;
доцент кафедры кожно-венерических болезней Миркина М.И.;
доцент кафедры педиатрии Михлина Э.Е.;
доцент кафедры рентгенологии Перлин М.С.;
ассистент кафедры 1-й хирургии Сигал М.З.;
ассистент кафедры глазных болезней Эпштейн Е.Д.
Казалось бы, на что тут еще можно было рассчитывать, если репрессивная машина проехалась даже по непререкаемому авторитету в области медицины профессору Ратнеру, который был лишен кафедры и переведен на должность доцента? Однако наш герой не смиряется с произошедшим. Он едет в Москву, в ЦК партии. Его принимают, внимательно выслушивают, сочувствуют, обещают разобраться. Позже, уже садясь в поезд, идущий в Казань, он вспоминает, что во время разговора у него не спросили ни фамилии, ни названия города и учреждения. И понимает, что вся эта беседа была простой формальностью…

Бывшего ассистента казанского Г­ИДУВа приглашают в Курск, на должность главного врача. Но он отказывается, не теряя надежды восстановить справедливость. К тому времени умирает Сталин. Мойше Зельманович подает иск в народный суд Молотовского района Казани. И тот принимает беспрецедентное для советской судебной системы решение восстановить его на прежней работе в институте в качестве ассистента. Это может показаться форменным чудом, но Сигал становится единственным из уволенных по «делу врачей», кого впоследствии восстанавливают на работе в прежней должности.
Без отрыва от науки
Мойше Зельмановича восстановили на родной кафедре онкологии и хирургии ГИДУВа в ноябре 1954 года. К этому времени он напишет 17 научных трудов, многие из которых («О радикальном удалении метастазов рака в бедренные и паховые лимфоузлы», «Цитологическая диагностика злокачественных новообразований», «О технике электрохирургических резекций желудка», «Реакция свободного эпидермодермального лоскута на рентгеновское облучение», «Новая модель желудочного зажима») были опубликованы в центральных медицинских изданиях. А также займется изучением применения радиоактивного изотопа Со-60 для лечения злокачественных опухолей – нового вида лучевой терапии, для чего пройдет цикл обучения в Московском центральном рентгено-радиологическом институте.

В июне 1956 года Мойше Сигал принимает участие во II съезде онкологов и III съезде рентгенологов Украинской ССР. Делегаты с интересом будут слушать его доклад «Новая методика супракардиальных гастрэктомий и модификация техники электрохирургических субтотальных резекций желудка». Особое внимание вызовут предложения ученого по методике формирования пищеводно-кишечных и пищеводно-желудочных анастомозов.

В своей практической работе доктор Сигал разрабатывает и успешно применяет электрохирургическую методику наложения анастомозов полых органов брюшной полости без шва слизистой.
НАЙДЯ СВОЮ ДОРОГУ
Этапы большого пути
В 1950-е годы формировалась Казанская онкологическая школа, для которой были характерны оригинальная научная и практическая тематика, преемственность традиций. У истоков ее создания стоял авторитетный ученый профессор Юрий Александрович Ратнер. Очень скоро к коллективу возглавляемой им кафедры присоединился энергичный, талантливый и крайне работоспособный специалист Мойше Зельманович Сигал.
Операционная бригада. 5-я городская больница Казани
29 августа 1957 года Сигала выбирают доцентом кафедры онкологии и хирургии ГИДУВа. Одновременно с этим он становится референтом московского медицинского реферативного журнала. Не пройдет и года, как 28 мая 1958 года Мойше Зельманович решением ВАК будет утвержден доцентом кафедры хирургии.
Сочетая практику и новаторство
В горбольнице № 5, которая была клинической базой ГИДУВа, в 1950-е годы было два отделения – онкологии и хирургии. Руководил ею Юрий Александрович Ратнер, а Мойше Зельманович Сигал работал в онкологическом отделении. Пациенты поступали со всей республики, операции шли подолгу, до 10 часов вечера. Доцент Сигал работал красиво, анатомично, демонстрируя великолепные знания топографической анатомии.

Впоследствии коллеги говорили, что Сигал обладал редким даром изобретательства: он разрабатывал новые методы диагностики, лечения и проведения операций. И имел настолько много идей, что нередко подсказывал молодым врачам – своим ученикам темы для кандидатских диссертаций. Ведя хирургическую практику, он начал заниматься цитологией, одним из первых в СССР освоил срочную цитологическую диагностику, лично пунктировал опухоли, окрашивал их, изучал под микроскопом и выносил вердикт. Сигал организовал цитологическую и гистологическую службы. Под его началом гистологи в среднем исследовали до 20 тысяч препаратов в год.

Мойше Зельманович обучал цитологии врачей кафедры и отделений всех клиник, где работал в последующие годы, требовал от врачей практического знания морфологии, с ним неизменно консультировались начинающие цитологи. Сигалом был предложен и новый метод пункционной биопсии.
Свидетельство истории
Из характеристики Мойше Зельмановича Сигала, подписанной профессором Николаем Владимировичем Соколовым: «...в послевоенный период я имел возможность следить за ростом доктора Сигала… во-первых, как заведующий кафедрой неотложной хирургии ГИДУВа, во-вторых, бывая на кафедре патофизиологии КГМИ, где проводил экспериментальные работы Сигал… и, в-третьих, как председатель хирургического общества ТАССР... нельзя было не отметить большой активности как по его выступлениям с докладами, так и по его выступлениям в прениях. Была очевидна большая работа над собой, как в выработке хирургических навыков, так и в расширении своего кругозора... Он первый в Казани показал серию больных, оперированных по поводу рака пищевода с оригинальной методикой операции и благоприятным исходом».
В поисках темы…
Работая в горбольнице № 5, Мойше Зельманович начал набирать материал для докторской диссертации. По итогам практики им были определены три направления работы:
1) коррекция оперативного доступа при помощи ранорасширителей Сигала – Кабанова. Последние были личной разработкой Мойше Зельмановича, что подтверждалось авторскими свидетельствами;
2) электрохирургия в онкологии. Методика наложения асептических закрытых электрохирургических анастомозов на органах желудочно-кишечного тракта;
3) различные варианты эзофагоеюноанастомозов при гастрэктомии по поводу рака желудка, в том числе с переходом на пищевод.
М.З. Сигал с коллегами обсуждают новое изобретение
Каждая из вышеприведенных тем имела потенциал не только стать самостоятельным направлением докторской диссертации, но и составить предмет исследовательской работы на несколько десятилетий вперед. Тем не менее научные руководители, от которых зависело утверждение тем, исходя из только одним им известных резонов, тянули и медлили, не давая однозначного ответа о пригодности представленных Мойше Зельмановичем материалов для диссертации.

Сигал ездил оперировать в больницы Москвы и Ленинграда, демонстрировал свои ранорасширители и методику наложения асептических электрохирургических анастомозов. Тогда и родилось четвертое направление для докторской – трансиллюминация.
В свете авторского открытия
Однажды Мойше Зельманович заканчивал сложнейшую операцию. Внезапно операционную залили лучи заходящего солнца. Случайно бросив взгляд на приготовленный препарат только что удаленного желудка с огромной опухолью, хирург вдруг увидел, благодаря солнечному свету, мельчайшие подробности: опухоль, подходящие к ней интрамуральные сосуды различных слоев желудка… О столь наглядной картине он ранее не мог и мечтать.

Этот случай дал врачу и ученому пищу для дальнейших исследований. И привел к разработке метода выявления различных болезней пищеварительного тракта в проходящем свете – при просвечивании. Вопрос о теме докторской был решен. Для написания диссертации Мойше Зельманович взял творческий отпуск на полгода. И начал тщательный отбор клинического материала по трансиллюминации желудка: рак, полип, язва. Разрабатывавшиеся ранее темы были отложены для будущих учеников.

За консультацией и научным руководством Сигал обратился к известному онкологу, президенту Академии медицинских наук Николаю Николаевичу Блохину. Академик посмотрел фотографии трансиллюминации при различных патологиях желудка и одобрил тему докторской диссертации, согласившись курировать ее.
Материалы к диссертации. В кабинете Сигала
Первый доклад, посвященный транс­иллюминации в онкологии, по теме «Новые предложения к диагностике рака желудка при лапаротомии и к технике чрезбрюшинных тотальных гастрэктомий», был сделан Сигалом в 1962 году на VIII международном конгрессе онкологов в Москве. Вскоре сообщение об исследованиях казанского ученого появилось на страницах американского журнала «Медицинские новости мира». Затем Мойше Зельманович написал еще несколько работ по теме: «Трансиллюминация – метод ангиоскопии, ангиографии и распознавания патологических изменений стенки желудка при лапаротомии», «Трансиллюминация – метод распознавания полипов желудка при лапаротомии», «Трансиллюминационный контроль механического танталового шва».

Защита докторской диссертации Мойше Зельмановича «Трансиллюминационные исследования при операциях на желудке по поводу рака. Ангиоскопия, ангиография, исследование рельефа слизистой и структурный анализ патологических очагов» состоялась 30 января 1964 года в институте экспериментальной и клинической онкологии АМН СССР (в настоящее время РОНЦ РАМН) в Москве. Она прошла блестяще, причем была построена весьма необычно: диссертант продемонстрировал 15-минутный фильм о трансиллюминации и электрохирургической методике наложения закрытого асептического анастомоза.

В том же году, 23 мая, Сигалу была присуждена степень доктора медицинских наук. Основные материалы его докторской были опубликованы центральным издательством «Медицина» в авторской монографии «Трансиллюминация при операциях на желудке». Немного позже была издана и вторая книга, посвященная использованию данной методики при операциях на полых органах. Впоследствии по этой разработке учениками профессора были выполнены 10 кандидатских и докторских диссертаций.
ПРОФЕССИОНАЛ ОТ БОГА
Труд и признание
В 1972 году в Казани открылся Республиканский онкологический диспансер (в настоящее время РКОД МЗ РТ). Новое медицинское учреждение стало базой кафедры онкологии и хирургии ГИДУВ­а, а Мойше Зельманович – ее научным руководителем. В эти же годы профессор Сигал создает общество онкологов Казани и Татарской АССР.

Под руководством Мойше Зельмановича Сигала работала большая группа врачей, ординаторов, аспирантов и ассистентов. В онкологическом диспансере были внедрены многие передовые для тех времен методы: операционная лапаро­скопия, радикальная мастэктомия по Урбану – Холдину, пахово-подвздошная лимфаденэктомия по Дюкену – Мельникову, непрерывное субфасциальное иссечение меланомы по Пеку, методики декомпрессии желудочно-кишечного тракта с помощью воздухоструйного зонда, различные модификации тотальной гастрэктомии, панкреатодуоденальная резекция, различные варианты экстирпации и пластики пищевода. Работа давала богатую пищу для исследований, в результате чего на свет появились такие монографии профессора Сигала, как «Злокачественные меланомы кожи», «Оперативное лечение рака желудка» и «Свободная кожная пластика в онко­хирургии».
Рос авторитет, росла ответственность
Из характеристики Мойше Зельмановича Сигала, подписанной профессором Николаем 10 марта 1965 года Мойше Зельманович Сигал (коллеги и студенты, как правило, звали его на более привычный уху русский лад – Михаилом Семеновичем) на конкурсной основе был избран профессором кафедры онкологии и хирургии Казанского ГИДУВ­а. В том же году он участвует в работе проходивших в Москве Всесоюзного съезда хирургов и Всесоюзной онкологической конференции. А затем и в объединенной научной сессии АМН УССР в Киеве, онкологической конференции Таджикистана в Душанбе. 23 марта 1966 года решением ВАК Сигал утвержден в ученом звании профессора. Через год он становится заведующим 2-й кафедрой хирургии и руководителем крупного отделения во вновь открытом в Казани онкологическом диспансере. В 1969 году, после смерти профессора Кравченко, Мойше Зельманович возглавляет кафедру хирургии в железнодорожной больнице, поскольку еще при жизни профессор хотел видеть его своим преемником. Так Сигал начал руководить сразу двумя клиниками: железнодорожной и городским онкодиспансером.
23 мая 1973 года на заседании Ученого совета по представлению ректората и общественных организаций института было единогласно принято постановление о присвоении доктору медицинских наук, профессору Мойше Зельмановичу почетного звания «Заслуженный деятель наук ТАССР». Указом Президиума Верховного Совета ТАССР от 13 ноября 1973 года это решение было официально утверждено.
Душа, дарившая любовь
В начале 1970-х годов тяжело заболела жена Мойше Зельмановича, Нина Николаевна. У нее был наследственный поликистоз почек, развился пиелонефрит, сепсис. Мойше Зельманович очень переживал за здоровье супруги и делал все возможное для ее спасения. В 1976 году она, пройдя многократные сеансы гемодиализа, скончалась.
Нина Николаевна и Мойше Зельманович Сигал
Многие годы хирургической практики верным спутником профессора Сигала была операционная сестра Асия Валеевна (после успешного окончания медицинского института работала с ним как врач-анестезиолог). В 1978 году она стала второй женой Мойше Зельмановича, у них родилась дочь Инна, а в 1986 году – сын Альберт.

Альберт пошел по стопам отца, окончил медицинский институт и ординатуру в клиническом онкологическом диспансере.
Строгость и самоотверженность
Профессор Сигал серьезно относился к воспитанию новой смены врачей-онкологов, требуя блестящих знаний анатомии и этапов операций.

Вечером Мойше Зельманович традиционно делал два звонка: хирургу и анестезиологу. От последних требовалось четко сформулировать ответ. По каким-то нюансам разговора, тональности речи он понимал, что ему говорят неправду и ситуация вышла из-под контроля. В таких случаях или если случались осложнения, он мгновенно выезжал на работу. Сигал был максималистом в профессии, у него не было ни выходных, ни праздничных дней. Не жалея себя, подобного отношения к своему делу он требовал и от других, не принимая доводов насчет маленьких детей и планов на выходные. Приходил на работу в 7.30, до утреннего рапорта успевал осмотреть всех недавно прооперированных больных. Отпуск у него, как правило, начинался 1 июля, но он не уходил с работы, пока не выписывали последнего больного.
Открытие Республиканского онкологического диспансера
Это то, что останется после меня
В последний год жизни Мойше Зельманович работал над учебным фильмом «Гастр­эктомия». Идея создания этой ленты принадлежала молодому и энергичному хирургу Виктору Одинцову, он же занялся организацией творческого процесса. Было отснято большое количество материала, в основном фрагментов операций, которые проводил профессор Сигал. Однажды вечером Виктор позвонил шефу, чтобы сообщить о том, что черновой монтаж готов. Тот тут же тактично поинтересовался: нельзя ли посмотреть то, что получилось, прямо сейчас? Получив утвердительный ответ, приехал к Одинцову домой и полтора часа смотрел запись. При этом каждые 30 минут спрашивал: «Я вам не мешаю?»…

В последний день жизни Мойше Зельмановича оператор Коля Морозов снимал эпизоды для фильма. Виктор Одинцов хорошо помнит пациентку, которой тогда делали операцию, поскольку сам выявил у нее малый рак при профилактическом осмотре. Около 16.00 он зашел в операционную и что-то спросил у Сигала. Профессор ответил в объектив видеокамеры, что «завтра мы продолжим и поговорим». Однако тем же вечером Одинцову позвонили и сообщили, что Мойше Зельманович умер. Виктор достал видеозапись и стал просматривать. Знакомый теплый, задушевный голос все время повторял: «Увидимся завтра»...
Асия Валеевна (слева) и Мойше Зельманович на операции
ОН ПРЕДОПРЕДЕЛИЛ РАЗВИТИЕ
Совершая открытия
Мойше Зельманович Сигал оставил после себя богатое научное наследие, на основе которого получает образование и строит свою работу и нынешнее поколение медиков. Труды казанского ученого были посвящены многим вопросам хирургии, преимущественно онкологии. Он разработал уникальные методики наложения асептических закрытых электрохирургических анастомозов на органах желудочно-кишечного тракта, различные варианты эзофагоеюноанастомозов при гастрэктомиях по поводу рака желудка. Также профессором Сигалом были изобретены ранорасширители Сигала – Кабанова, открывшие новые возможности в хирургии. Аналогичные расширители стали применяться в США лишь спустя многие годы.

Основные научные направления, специализация кафедры онкологии и хирургии, возглавляемой заслуженным деятелем науки РСФСР и ТАССР Мойше Сигалом, включали комплексное исследование проблем онкологии и хирургии. На основании клинических наблюдений впервые было установлено явление, получившее название «феномен резистентности дермо-эпидермального трансплантанта к действию проникающей радиации». Было установлено, что дермо-эпидермальный трансплантант на первоначальных этапах приживления, лишенный нервных и сосудистых связей с организмом и питающийся исключительно за счет осмотических токов из ложа – подлежащих тканей, проявляет высокую устойчивость к действию ионизирующей радиации. Это явление представляет биологический интерес и по сей день, свидетельствуя о том, что нервно-сосудистые приборы реализуют радиационное воспаление, и подобная реакция не возникает в случаях отсутствия или выраженной редукции гемоциркуляции и денервации объекта – дермо-дермального трансплантанта. Открытие этого феномена позволило предложить оригинальную методику комбинированного лечения некоторых злокачественных новообразований, включающую иссечение опухоли вместе с кожей, свободную кожную пластику и облучение ложа трансплантанта ионизирующими излучениями через кожный лоскут. В экспериментальных исследованиях и клинических наблюдениях, которые легли в основу докторской диссертации Г.И. Володиной, явление устойчивости дермо-дермального трансплантанта к действию радиации было подтверждено и установлено, что резистентность распространяется на достаточно высокие дозы гамма-излучений. Полученные данные, освещающие механизмы радиационных реакций, были опубликованы в монографии Сигала и Володиной.

Не зная усталости
В 1973 году профессору Сигалу было присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки ТАССР», а в 1981 году – «Заслуженный деятель науки РСФСР». Мойше Зельманович был награжден орденами Трудового Красного Знамени, «Знак почета», медалью «За трудовую доблесть», значком «Отличник здравоохранения», ему присуждено звание «Заслуженный изобретатель РСФСР».
Создав новое направление
На основе научной идеи, сформулированной профессором Сигалом, на кафедре онкологии и хирургии было создано направление в операционной хирургии и диагностике, основанное на изучении препаратов при помощи облучения в проходящем свете. Оно включало в себя ряд ключевых моментов:
а) трансиллюминационная анатомия желудка, кишечника, желчного пузыря, пищевода и других полых органов. Благодаря новой методике были получены изображения складок слизистой оболочки, желудочных полей, кишечных крипт, интрамуральных и экстраорганных сосудов (сосудов слизистого, подслизистого, мышечного, субсерозного слоев и сероз­ной оболочки), мышечных волокон;
б) трансиллюминационная патологическая анатомия. Были изучены патологические изменения, представленные в трансиллюминационных картинах, при ишемической патологии кишки, кишечной непроходимости, неокклюзионной ишемии, ишемических холециститах и аппендицитах;
в) картины различных видов злокачественных и доброкачественных опухолей, в том числе теневое изображение патологического очага, изменение ангиоархитектоники, деформации структур в зоне поражения;
г) трансиллюминационная операционная и клиническая компрессионная ангиотензометрия – новый метод исследования кровяного давления в экстраорганных и интрамуральных сосудах полых органов. Впервые были установлены точные величины кровяного давления во внутристеночных сосудах различных полых органов, изучена зависимость между системным артериальным, регионарным и интрамуральным давлением, представлены данные об изменениях гемоциркуляции по показателям артериального давления при системной гипо- и гипертензии;
д) на основании анатомических и функциональных исследований во время операций сделаны заключения, касающиеся преобразований кровообращения при тех или иных оперативных вмешательствах. Даны рекомендации по методике ряда вмешательств – по предупреждению ишемических осложнений в послеоперационный период.

Также был разработан ряд методик оперативных вмешательств:
а) асептических электрохирургических гастрэктомий;
б) варианты асептических дистальных и проксимальных резекций желудка;
в) методика асептических плоскостных, инвагинационных анастомозов с достаточным уровнем гемоциркуляции;
г) методики пластики пищевода изоперистальтическим стеблем из большой кривизны желудка с сохранением нисходящей ветви левой желудочной артерии;
д) варианты пластики пищевода по Киршнеру, при которых обеспечивается достаточная длина и гемоциркуляция в трансплантанте. Предложена методика непроникающей гастрэктомии и удлинения трансплантанта за счет фенестрации связок жедука;
е) способ пластики пахового промежутка после пахово-подвздошной лимфаденэктомии;
ж) методика предупреждения и устранения ишемических некрозов кожи после операции Дюкена и пахово-подвздошной лимфаденэктомии.
Обучая новые поколения медиков
В годы руководства Мойше Зельмановичем Сигалом кафедрой онкологии и хирургии был предложен новый принцип технического оснащения: аппаратная коррекция хирургического доступа с помощью устройств, крепящихся к операционному столу. В том числе разработаны и частные методики хирургического доступа при ряде операций с использованием аппаратной коррекции: холецистэктомии, гастрэктомии, гастрэктомии с расширенной лимфаденэктомией, спленопанкреатогастрэктомией, гастрэктомии с резекцией нижнего отдела пищевода, коррекция доступа при лапаратомно-медиастинально-цервикальном подходе при экстирпации пищевода, хирургический доступ при операциях в ургентной хирургии и другие. Также была предложена методика аспирационного дренирования брюшной полости после операции. Разработаны способы, показания, изучены ближайшие и отдаленные исходы операций злокачественных опухолей кожи и опухолей, вторично вовлекающих ее в процесс, со свободной кожной пластикой. Дана оценка ложи трансплантанта, предложена методика перемещения дефекта и пластики на вновь созданный эффект.

Учебную работу на кафедре онкологии и хирургии Мойше Зельманович Сигал начал с разработки курсов по специализации и усовершенствованию специалистов в области хирургии, онкологии, абдоминальной хирургии. Слушатели приезжали в Казань со всех городов России. Лекции профессора были живыми и доступными, он обладал хорошими ораторскими способностями, говорил ярко, красиво и убедительно. Кафедра организовывала выездные циклы, в рамках которых проводились научные конференции, происходил обмен опытом, консультации с коллегами и совместные операции. Циклы проводились в Москве, Ленинграде, Магнитогорске, Ростове-на-Дону, Актюбинске, Ташкенте, Ереване и других городах России. Мойше Зельманович был полон творческих планов, идей и замыслов, которые воплощались в многочисленных научных работах, книгах, диссертациях, лекциях. Им было опубликовано 9 монографий и более 200 журнальных статей. Его научно-практические идеи были подтверждены 20 автор­скими свидетельствами, им были подготовлены более 50 докторов и кандидатов наук, среди которых хирурги, онкологи, рентгенологи, радиологи, гинекологи, отоларингологи, морфологи.

Профессор на лекции
Сигал был мастером своего дела, им двигали любовь и очень искреннее, проницательное и доброе отношение к людям. Он прожил счастливую жизнь, потому что любил свою профессию, любил хирургию. Его наследие – это его школа, ученики, по­следовавшие за ним. Продолжается жизнь, продолжается успешная разработка новых направлений в хирургии, проводятся уникальные операции с использованием новых, современных технологий. Растут новые поколения врачей, излечиваются от тяжелого недуга сотни тысяч людей…
Made on
Tilda